?

Log in

 
 
07 September 2007 @ 10:24 pm
19 марта 2004  
нашел у себя старенькое интервью с ними. В то время я жутко фанател от них.

AIR / ИНТЕРВЬЮ: «Мы никогда ничего не планируем»

19 марта 2004 г.

С тех самых пор, как у французского дуэта Air вышел дебютный альбом «Moon Safari», у Жана-Бенуа Дюнкеля и Николя Годена хочется узнать буквально все. Кем нужно быть и что нужно делать, чтобы создавать прекраснейшую музыку на Земле? Как одни и те же люди могут записывать альбом за альбомом, не повторяясь и не теряя при этом хрупкого, казалось бы, волшебства каждого своего трека? Есть ли на свете другая, кроме красоты, правда? Есть ли жизнь на Марсе? И когда, наконец, Air приедут в Москву?!

С момента выхода своего последнего на данный момент альбома «Talkie Walkie» Air – снова нарасхват. Пока альбом бьет рекорды продаж, установленные его предшественниками, Николя и Жан-Бенуа играют концерт за концертом, из Америки перемещаясь в Европу, а из Европы континентальной – в гости к требовательным, как никто другой, меломанам Соединенного Королевства. Вот только в Москву все никак не приедут.

В день очередного концерта в Лондоне (билеты на него, как и на два предыдущих, разлетелись, будто пирожки), Николя из группы Air согласился уделить московскому журналисту ровно десять минут своего бесценного времени. Несмотря на соблазн, московский журналист решительно отказался от вопросов про правду и Марс, узнав вместо этого, где лучше всего слушать пластинки Air, какова фундаментальная черта их авторов и за что Николя Годен любит Италию. И узнал, наконец, про Москву – не про то, правда, когда они сюда приедут, а про то, где эта самая Москва находится. Спасибо тебе, Николя, за это – и вообще за все!

Первый вопрос: чем, по-вашему, нужно заниматься, слушая вашу музыку?
Первый вопрос – и сразу такой сложный. На самом деле, я очень сожалею, что люди не проводят время, просто слушая музыку. Это ведь, знаете, все равно что сидеть дома на диване – никто не сидит на диване для того, чтобы просто на нем сидеть. Это меня расстраивает. Поэтому мне кажется, что лучше всего - слушать нашу музыку в машине, угодив в пробку и включив приемник на очень большую громкость. Лучше всего, чтобы сосредоточиться именно на музыке.

Работая над «10000 Hz Legend» или, скажем, над «Talkie Walkie», не опасались ли вы самоповторов? Не боялись ли, например, что может получиться второй «Moon Safari», и только?
Да, конечно. Когда стало очевидно, какой успех имеет наша первая пластинка, мы всерьез боялись сделать то же самое еще раз. Именно поэтому мы с радостью приняли предложение Софии Копполы поработать над саундтреком к «Девственницам-самоубийцам», не особенно торопясь с «10000 Hz Legend». Потом, успех всегда имеет две стороны – после «Moon Safari» мы заработали еще и кредит доверия, получив возможность хотя бы однажды сделать то, чего нам действительно хотелось.

А каково вообще быть настолько влиятельной группой? Вам, например, понравилась хотя бы одна запись, сделанная вашими многочисленными подражателями и последователями?
Ну, все по-своему уникальны. Я не думаю, что мы настолько уж влиятельны. Разве что «Moon Safari» здесь – исключение.

О «Moon Safari» речь идет в первую очередь. Вы что же, никогда не слышали о каких-нибудь Zero 7 или Blue States?
Может быть, дело в том, что я живу во Франции? Здесь я этого как-то не осознаю – просто потому, что здесь, во Франции, ничего похожего на нас отчего-то не делают. Но вообще это, наверное, здорово – иметь какое-то влияние, какую-то ценность, иметь даже подражателей. Это значит, что… [задумывается]

Что все не зря?
Да, точно.

А кто - или что – оказал ключевое влияние на «Talkie Walkie»?
Я думаю, что… отношения. Просто отношения – ведь именно им и посвящен наш альбом.

Есть ли у вас планы относительно какого-то нового стороннего сотрудничества? С кем еще хотелось бы поработать?
Знаете, мы никогда ничего не планируем. Когда мы принимаем решение с кем-то сотрудничать, над чем-то работать или вообще любое решение, это, как правило, происходит в самую последнюю минуту.

Так было и с «The Virgin Suicides», и с «City Reading»?
Да. Люди приходили к нам, или звонили, что-то предлагали, а мы думали. Сами мы не особенно задумываемся над тем, чем бы еще заняться. Сами мы ничего никому не предлагаем – но совершенно не против подумать, если что-то предложили нам.

Мне дико понравился DVD-бонус к вашему последнему альбому – мне сразу стало ясно, что Air очень сильны как концертная группа. А что нравится больше вам – работать в студии или играть живьем?
Безусловно, студия. Дело в том, что в студии я – творец, автор, а на сцене – только исполнитель. Конечно, на сцене я могу учиться лучше играть – но лишь затем, чтобы использовать это свое умение позже, в студии. Мы любим играть живьем, но, только работая над альбомами, мы действительно созидаем, изобретаем что-то новое.

Что, по-вашему, является лучшим и худшим в том, чтобы заниматься музыкой?
Лучшее – то, что ты занимаешься любимым делом. Делом, которым тебе страстно хочется заниматься даже бесплатно - но тебе за это еще и платят. Ты просыпаешься – и делаешь только то, что хочешь. Ну, а что не так здорово? Наверное, это постоянные путешествия, постоянно меняющийся график жизни. Вот мы играем концерт поздно вечером – и не можем после этого вернуться домой, увидеть близких людей. Мы далеко не всегда дома. Мы многое делаем не тогда, когда это делают все. Спим – в другое время. Едим – в другое время.

А разве все должны есть в одно и то же время?
Во Франции на сей счет довольно строгие традиции. Между часом и двумя – обед, около восьми вечера – ужин. Я о том, что таким образом мы теряем связь с теми, с кем привыкли проводить время.

И все-таки согласитесь, что путешествовать – это очень здорово. Какая из стран, где вы успели побывать, вам понравилась больше других?
Я люблю Италию. Я ведь француз, а Италия – это место, с которым у нас связь особого рода, понимаете? Я очень люблю итальянскую еду, итальянское вино, итальянскую моду. Это место, где я чувствую себя лучше всего.

А в каком месте – из тех, что вы еще не посетили – вам бы особенно хотелось побывать?
Может, в Африке. Или в Южной Америке. Где-нибудь, где все совсем не так, как мы привыкли. На крайнем Севере, на крайнем Юге. Ничего конкретного, но что-то в этом роде.

Вот сейчас вы – в Лондоне. Признайтесь, есть ли хотя бы малейший шанс увидеть вас в скором времени в Москве?
О, да, мы бы очень этого хотели. Нам действительно хочется побывать в Москве. Меня привлекает [вот она, долгожданная правда! – прим.авт.] Восток.

Когда именно, разумеется, не скажете?
Нет, не скажем. Если вы еще не поняли, мы очень ленивые. Когда будет свободное время. Когда-нибудь…

линка

 
 
 
phineas_freber on September 13th, 2010 05:56 am (UTC)
md_rokkor; q(^_^)p